Психологический проект Челябинска
перейти на Med74.RU Психологам
«Имей сердце, имей душу, и будешь человек во всякое время.»
Д.И. Фонвизин
Регистрация
Главная Статьи Заметки психологов Джуна и её сын: губительный симбиоз

Джуна и её сын: губительный симбиоз

От автора: Многие родители, находящиеся в симбиотических отношениях со своим ребёнком, не хотят признавать, что такие отношения являются токсичными для ребёнка. Известная целительница Джуна тоже не понимала губительность своих симбиотческих отношений с единственным сыном.

О том, что нередкой причиной сломленной судьбы взрослого человека является чрезмерная материнская любовь и опека, известно многим. Своего рода "жертвой" горячей материнской любви становятся чаще всего единственные дети, особенно единственные поздние сыновья и дочери в неполной семье. Практика психотерапевта сплошь и рядом связана с такими "продуктами" воспитания безмерно любящих матерей. Как яркий показательный пример, когда мама целиком посвящает свою жизнь единственному ребёнку, можно рассказать о трагической истории прославленной целительницы Джуны.

Когда по стране прошла весть о смерти сына Джуны, через какое-то время перестали о ней писать. И она как-то тихо ушла с полей СМИ. Даже многие уже думали, что её уже нет в живых. А Джуна прожила ещё после смерти сына долгих 14 лет, живя затворницей.

Джуна после смерти своего единственного сына Вахтанга стала не просто затворницей. Сама жизнь для неё остановилась. Она чувствовала, что не может и не хочет жить без сына. И не раз признавалась в этом всем.

Почему известная целительница не смогла выйти из горевания? Ответ непростой: мать и сын были слишком эмоционально созависимы, или находились в симбиотических отношениях. «Мы с ним были единое целое» – признавалась Джуна. Они оба очень радовались таким отношениям, которые казались им идеальными. Слишком выраженный симбиоз, дававший им такую глубину чувств и такую безмерную радость была, в действительности, их настоящей бедой. Бедой, приведшей в конце концов к печальному концу... Такое, к сожалению, случается, когда мама не отпускает своё дитя от себя в мир, в самостоятельную жизнь, не позволяя ему тем самым быть собой, отдельным от неё существом.

Многие надеялись, что Джуна сможет оправиться после смерти сына. Однако она так и не смогла "отпустить" даже умершего сына. «Мне кажется, я только по инерции ещё блуждаю по Земле, а на самом деле уже давно умерла», — признавалась она не раз. Потеряв смысл жизни в лице сына, она сразу захотела уйти вслед за ним.

Целительница не вышла из горевания, потому что телесно продолжала ощущать себя единым целым с погибшим сыном. Ей было невмоготу жить, когда не стало главной, самой важной, но уже мёртвой её части. Джуна общалась с его духом. Оставила в его гробу мобильный телефон, постоянно пополняя счёт. Сокрушалась и горевала, что телефон тот разрядился, и сын не может ответить на её звонки.

Какое-то время Джуна ещё держалась за жизнь, не раз пытаясь претворить в жизнь мечту клонировать сына. Не получилось. Тогда она решила, что родит его снова сама, уже в роли суррогатной матери, используя сперму сына. Не знаю, каких трудов стоило медикам убедить Джуну, что это невозможно, не получится в связи с её состоянием здоровья, возрастом. Стать суррогатной матерью она уговорила девушку сына, но, к её безмерному горю, для зачатия уже сперма не была достаточно качественно сохранена.

Оставалось одно: умереть, чтобы воссоединиться с любимым сыном. Джуна пыталась не раз сама уйти из жизни, молила бога о том, чтобы скорей попасть в загробный мир. И бог, наконец, услышал: она угасла…

Сама Джуна рано осталась без матери, поэтому она не помнила её любви и заботы. Видимо, эта невополнимая потеря стала для ранимой девочки тем ударом, который начал развивать в ней особую чувствительность.

Потеряв двухмесячную дочь в первом браке, странная «ведьма», как её часто звали в родном селении, разошлась с мужем и уехала в Москву. Родила сына в другом браке. Когда Вахтангу было 7 лет, Джуна много месяцев спасала его от смертельной болезни и спасла. Конечно же, спасла его от саркомы с помощью врачей.

Тогда Джуна свято поверила в свою силу целительницы. И уже после выздоровления сына она решила посвятить свою жизнь ему: быть всегда рядом, служить ему, оберегать и радовать его. И все её успехи, таланты, разнообразное творчество, богатство и слава — всё было ради сына и связано с сыном, который заслонил собой весь мир.

Другие мужчины теперь для неё существовали только как друзья. Да и сын никогда бы не позволил ей выйти замуж: ведь мама обещала, что им двоим больше никто не нужен! Джуна вспоминала, что «даже когда ему было 13−14 лет, мог при гостях сесть ко мне на колени, чтобы показать, что я принадлежу только ему». И даже со своей свадьбы с Игорем Матвиенко, сгоряча организованной после спора с братом, «провинившаяся» Джуна спешно сбежала с сыном.

Сын вырос, стал двухметровым красавцем, но мама его так и не «отпустила», продолжая постоянно тревожиться и бояться за него… Да, так бывает при симбиотических отношениях, эмоциональной созависимости. Такие отношения становятся бедой для неотпущенного ребёнка... Когда вырастают такие «неотпущенные» сыновья, они не могут построить нормальную семью: всё ищут жену-маму, похожую на родную мать.

Однако все женщины разочаровывают их, потому что все самые прекрасные жены меркнут перед маминой любовью и заботами. И, рождённые «для себя», мужчины часто продолжают бессознательно считать своей настоящей семьей только маму, а не своих жён и детей. Если в симбиозе с мамой находится мальчик, то у него высокая тревожность, переданная ему тревожной мамой, усугубляется невыносимыми страданиями из-за невозможности и одновременно необходимости быть с мамочкой «единым целым».

То есть так или иначе у них появляется проблема половой идентичности, часто сопровождаемая депрессией, агрессией, аутоагрессией. Кроме того, «неотпущенный» великовозрастный сын мучительно невротизируется страхом потерять свою «половину»: «Как я буду жить без мамы, когда её не будет?» Его гложет страх смерти, бессознательный страх «не быть» без мамы.

К сожалению, часто эти переживания и страхи приводят к каким-то тяжёлым психосоматическим или неизлечимым болезням, травмам, алкоголизации, наркотизации…

Да, нередко бессознательному созависимого дитя, находящемуся в симбиотической зависимости от матери, легче инвалидизироваться, чем расстаться с мамой. И тогда в драматическом варианте «исполняется» мечта мамы: всегда быть вместе. Такой сценарий с симбиотическими отношениями «неотпущенного» ребёнка с мамой встречается в жизни нередко. В случае же с Джуной разыгрался совсем трагический сценарий: её сын спустя немного времени после пьяной драки в сауне (по распространенной мамой версии после аварии) погибает.

Любящая мать не доверила своего сына врачам и взялась лечить его сама, надеясь, что снова спасёт его, как в детстве. Не получилось… Возможно, здесь мы видим как раз тот случай, когда некоторые слишком созависимые дети предпочитают умереть раньше мамы, чтобы не жить с постоянным невыносимым страхом возможной потери.

Когда психологи или просто окружающие отмечают у кого-то симбиотические отношения с ребёнком и советуют не душить его в объятьях своей безмерной любовью, то стоит задуматься о том, как справиться с этой проблемой и как найти для этого хорошего специалиста. К сожалению, симбиотические отношения — это не та проблема, с которой можно справиться самому…

Статья опубликована год назад в моем блоге. Здесь публикуется в отредактированном виде.



Автор: Дюсметова Римма Вафиевна

Оставьте свой комментарий:


Повторите указанный код
Ваше сообщение
ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА
Забыли пароль?