Закрыть
Логин
Пароль
Забыли пароль?
Закрыть
Фамилия *
Имя *
Отчество  
Пол  
Дата рождения   дд.мм.гггг
Email *
Пароль *
Повтор пароля *
Индекс  
Адрес  
Телефон  
Дополнительная информация о себе
* Поля обязательные для заполнения

Med74.RU обязуется хранить всю предоставленную информацию конфиденциально и не разглашать ее третьим лицам. После регистрации в качестве пользователя, в любое время Вы сможете получить единую дисконтную карту Med74.RU, дающую право на получение скидок в лечебных учреждениях Челябинска. Для этого достаточно будет пройти по ссылке "Получить дисконтную карту" в блоке регистрации/авторизации.
На главную Контакты Карта сайта
Med74.RU в цифрах
Ежедневная 4000-ая аудитория уникальных посетителей и 14 лет продуктивной работы.
более 7000 просмотров страниц портала ежедневно
29872 отзыва пациента
452 частных клиник, стоматологий и центров
168 больниц, поликлиник, диспансеров
6035 личных страниц врачей
1596 статейных публикаций и интервью
16714 консультаций врачей
27 участников дисконтной сети Med74.RU (7934 пациента получили скидочные карты по заявкам с нашего сайта)
  по данным на 01.05.2019

Будущее за генной инженерией

Будущее за генной инженериейЕжегодно 4 февраля общественность отмечает Всемирный День борьбы с онкологическими заболеваниями. Его цель — повышение осведомленности населения о раке как об одном из самых серьезных заболеваний современной цивилизации.

Поделиться своим мнением мы попросили ведущего хирурга МБУЗ ГКБ No 8, доктора медицинских наук, профессора, заслуженного врача РФ Сергея Александровича Пышкина.

— Сергей Александрович, как хирургу в процессе работы Вам не раз приходилось сталкиваться с онкологией. Если сравнить, как было раньше, в лучшую или худшую сторону изменилась ситуация с онкологией?

— Я бы разделил личные впечатления и статистику. По моим наблюдениям онкопатология не только увеличилась, но и стала запущеннее. Сейчас, несмотря на более совершенные методы исследования, гораздо чаще встречаются сложные, трудные для диагностики и лечения случаи. Если говорить о статистике, то очевидно, что с улучшением методов исследования увеличилось количество больных с онкологическими заболеваниями. И этому есть объяснение.

Во-первых, увеличилась продолжительность жизни. С философской точки зрения, онкопатология — это один из механизмов смерти, без которой не бывает жизни. Человек так запрограммирован, что должен умереть, в том числе и от болезни. Другой аспект — это социально- экономические условия. Существуют факторы, провоцирующие онкозаболевания: неблагоприятная экологическая среда, неправильное питание, стрессы. Плюс ко всему имеется «сбой» генетических программ. При некоторых видах онкозаболеваний установлена и генетическая детерминированность.

В норме в организме человека в сутки рождается миллион потенциально раковых клеток, которые благодаря иммунной системе уничтожаются. Очевидно, что ошибки и в этом процессе также приводят к развитию опухоли. Это и есть механизм онкогенеза, который очень сложен и до конца не изучен. Существуют лишь теории, более или менее верные.

Процитирую своего любимого Игоря Губермана: «Дорога к истине заказана, не по- нимающим того, что суть не просто глубже разума, а вне возможности его». Констатируя наличие опухоли, мы беремся лечить ее, хотя я не считаю онкологию хирургической проблемой. Дело в том, что на данном этапе развития медицины во многих случаях операция в сочетании с другими методами лечения является наиболее радикальной.

— Считая онкологию нехирургической проблемой, Вы хотите сказать, что существует надежда, что в будущем будет найдено лекарство от рака?

— Я думаю, даже не лекарство. Сегодня успешно развивается генная инженерия, генная диагностика, которая позволит еще внутриутробно определять генетические нарушения, и появится возможность их исправить, тем самым предотвращая риск развития опухоли. Но это далекое будущее. В настоящее время при некоторых формах рака известны генетические нарушения и, выявляя их у здоровых, мы формируем группы риска, чтобы избежать заболевания, требующие пристального наблюдения за такими пациентами.

На сегодняшний день одним из важнейших и эффективных способов лечения многих опухолей является химиотерапия. Целенаправленно с большой эффективностью химиопрепараты применяются лишь при определенных формах рака. Определению же индивидуальной чувствительности опухоли к химиопрепаратам помогает иммуно-гистохимическое исследование, позволяющее прогнозировать благоприятный исход. Сегодня успешно развивается таргентная терапия. Препараты препятствуют развитию сосудов в опухоли, а без них опухоль жить не может.

Эффективным и перспективным является лучевая терапия (различные виды), например, кибер-нож, воздействующий на опухоль без повреждения окружающих тканей. Но, к сожалению, ни один из методов не может дать 100- процентную гарантию выздоровления. Кроме того, возлагаю большие надежды на создание вакцин против рака. Но это будущее.

— Сергей Александрович, действительно в организме каждого из нас имеются раковые клетки?

— В сравнении с человеческой жизнью клетки, из которых состоит наш организм, живут недолго. Например, клетка крови — эритроцит — всего 120 дней. Затем она погибает, на ее месте появляется новая. Эта запрограммированная гибель клеток называется апоптозом. Его еще красиво называют «благородный суицид»: старое должно умереть, уступая место молодому. Но в процессе формирования новых клеток может произойти ошибка, в результате которой развивается опухоль. Задача иммунной системы — следить за этим и уничтожать чужеродные клетки. Как я уже говорил, будущее в онкологии за выявлением этих «сбоев» и их ликвидацией.

— Хирург, взявшись оперировать онкобольного, может предвидеть, как поведет себя опухоль, или же это абсолютно непредсказуемое заболевание?

— В определенной степени может. Все зависит от формы опухоли, ее локализации и данных статистики. Это называется общим прогнозом. Существует также прогноз индивидуальный, который часто бывает непредсказуемым. К онкологии у меня сложное отношение: с одной стороны, она дает хирургу заметный уровень «технического» роста (выполнение сложных операций), с другой стороны, чувствуешь свое бессилие, когда берешься оперировать вроде бы небольшую раковую опухоль, но на операции видишь, что она уже неудалима.

Бывает так, что убираем небольшое новообразование и все вроде бы хорошо, но через полгода идет дессиминация, прогрессирование процесса. Сложно при этом смотреть в глаза больному, не зная, как сказать ему горькую правду. Ведь сегодня медицина стала жесткой. Мы должны говорить больному правду о его состоянии, хотя мне до сих пор сложно к этому привыкнуть. И другой пример: иссекается большая, казалось бы, неоперабельная опухоль, а человек после операции живет долгие годы. Мне приходилось оперировать больных с раком поджелудочной железы, а это одна из самых сложных операций с очень непредсказуемым прогнозом, которые здравствуют до сих пор.

— Если говорить о возможностях современной диагностики, всегда ли окончательный диагноз можно поставить до операции?

— Чаще всего диагноз известен еще до операции, но так бывает не всегда, поэтому существует срочное гистологическое исследование, когда непосредственно во время операции берется биоптат и морфолог в течение 20 — 30 минут дает заключение. От этого будет зависеть дальнейшая тактика лечения. Сегодня существуют различные варианты визуализации органов (УЗИ, МРТ, КТ, ангиография, биопсия и т. д.).

Однако сразу хочу отметить, что абсолютных методов диагностики не существует. Квалификация специалистов различна, иногда у одного и того же больного заключение бывает самым противоречивым. На своем опыте знаю, что при постановке диагноза очень сложно принять окончательное решение, так как по одним данным — подозрение на доброкачественную опухоль, по другим — на злокачественную.

— Ваше мнение по поводу теории о наследственном происхождении онкологических заболеваний...

— Онкологическая предрасположенность, безусловно, существует. Это то, что мы говорили о генетическом коде. Я бы не сказал, что это жесткая зависимость, но определенная закономерность прослеживается.

— Сейчас много говорят о важности борьбы с курением. Ваше отношение к этой вредной привычке.

— К курению отношусь крайне отрицательно. Вред явный. Причем даже не с точки зрения развития рака легкого, это давно доказано, как и то, что никотин разрушает эндотелий мелких сосудов. Одна сигарета выбивает мелкие сосуды почти на 12 часов, при этом ухудшается микроциркуляция во всех органах и тканях. Особенно меня обескураживают курящие женщины, которые тратят огромные деньги на косметические процедуры и при этом разрушают себя изнутри сигаретой.

— Как Вы считаете, почему сегодня, несмотря на постоянное напоминание о важности ранней диагностики, люди не стремятся на профилактические осмотры?

— Сейчас мотивов для отказа заниматься здоровьем гораздо больше, чем в прошлые годы. Люди не обращаются к врачам из- за страха потерять работу. К сожалению, социальная напряженность в обществе достаточна велика. Коснулась она и нашего здравоохранения. Поэтому у многих больных просто опускаются руки, и они живут по принципу «будь что будет». Этим во многом и объясняется большое количество запущенных случаев. Людям необходимо помнить, что диагноз рака, особенно на ранних стадиях, не приговор. Сегодняшняя онкология может многое.

— Насколько важную роль в прогнозе при онкологическом заболевании играет настрой человека?

— Очень важную. Мне кажется, должен быть реализм. Человек сам выбирает свою судьбу: либо он опускает руки, либо борется до конца. И врачу в данном случае важно почувствовать настроение больного, предложить ему оптимальный вариант и быть его союзником.

Ж. Киселева.

По материалам газеты "На здоровье" (выпуск № 1 за февраль 2014)


Версия для печати
 
Закрыть
Закрыть
ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА
Закрыть