Психологический проект Челябинска
перейти на Med74.RU Психологам
«Не стоит ориентироваться на общественное мнение. Это не маяк, а блуждающие огни.»
Андре Моруа
Регистрация

Михаил Беребин: «Если человеку не удаётся справиться со своим психологическим неблагополучием, лучше обратиться к специалисту!»

Berebin_77145587.jpgКто из нас не сталкивался с чувством тревоги, беспокойством, с депрессией или даже навязчивыми мыслями?! Чего и говорить, если весь наш современный ритм и образ жизни то и дело «погружают» нас в состояние стресса. Но проблема проблеме рознь: если с маленькими психологическими трудностями человек еще может справиться самостоятельно, то преодолеть более серьезные в одиночку бывает крайне затруднительно. В каких случаях нужно обращаться за психологической помощью к специалисту, как его выбрать и не стать при этом от этой помощи зависимым, мы поговорили с заведующим кафедрой клинической психологии ЮУрГУ, Михаилом Беребиным.

– Михаил Алексеевич, прежде, чем перейти к обсуждению того, нужно ли обращаться за психологической помощью к специалистам, расскажите, чем отличаются друг от друга эти самые специалисты: психологи, психотерапевт, психиатры и психоаналитики?

– Любые различия зависят от того основания, которое мы в это различие закладываем. Например, мы можем говорить, что существуют медицинские специалисты и немедицинские. В этом плане психотерапевт и психиатр – это медицинские специалисты, по крайней мере, в Российской Федерации. Соответственно, немедицинские – психолог, психоаналитик. Но, например, за рубежом в некоторых странах психотерапевт не есть врачебная специальность.

Существует профессия психологов, которые встроены в систему здравоохранения – это клинические психологи – специалисты в области психологии, которые в то же время достаточно подготовлены для работы, допустим, в клинике соматических телесных болезней, в клинике нервных, душевных болезней, в детской клинике.

Таким образом, базовые основания для различия этих специалистов – это наличие медицинского либо психологического образования и собственно та область, где эти специалисты работают.

Когда же мы ведём речь о здоровье (на самом деле чаще всего мы имеем ввиду нездоровье), смотрим уже на степень компетентности специалистов. Врачи при этом будут однозначно компетентными по своей специальности, клинические психологи будут иметь двойную компетенцию – и в психологии человека, и в клинических проблемах.

Одним из критериев различия между этими специалистам также является повод, по которому к ним обращается человек. Здесь формально выделяется две позиции. Там, где повод связан со здоровьем, или точнее – с нездоровьем, однозначно компетенция клинических специалистов. Там, где повод связан с проблемами взаимоотношений, к примеру, с детьми, с партнерами, семьей, то есть там, где нет выраженной клинической картины, – это повод для обращения к немедицинским специалистам.

– Думаю, нашим читателям было бы интересно узнать, как в нашей области обстоят дела с подготовкой таких кадров?

– Два года назад было шесть вузов, в которых готовили специалистов в области психологии. Сейчас у нас есть большой медицинский вуз, который готовит врачей психиатров, психотерапевтов, а не так давно начал готовить еще и медицинских психологов.

В этом вопросе есть несколько подоплек. Для того, чтобы подготовить квалифицированного специалиста, нужно, во-первых, иметь хорошую базу, и в этом плане подготовка психиатров и психотерапевтов ведется на базе психиатрических, наркологических учреждений, соматических клиник. Обучение на клинических базах требуется и в отношени подготовки клинических психологов.

shapka300_1.jpgЕще один нюанс в том, что нужны квалифицированные специалисты, которые могли бы воспитывать будущие кадры. Это, как правило, квалифицированные врачи психиатры, психотерапевты, с учеными степенями: кандидатскими, докторскими.

Что касается специалистов психологов, к сожалению, сегодня мы наблюдаем нехорошую тенденцию: подготовкой их занимаются не всегда те, кто имеет соответствующее образование – у некоторых нет ученых степеней, у многих профиль профессиональной деятельности лежит вовсе не в клинической области. Вы, думаю, согласитесь, что, если педагогический психолог готовит психолога клинического, это, как минимум, странно.

Количественно, вроде, проблем нет, но качественно проблемы существуют. Например, до сих пор существуют открытые вакансии психологов в некоторых медицинских учреждениях, но сразу хороших специалистов, особенно за ту заработную плату, которая там предлагается, найти достаточно сложно.

Кстати, за рубежом после окончания вуза каждый проходит обязательную послевузовскую подготовку сроком от двух до четырех лет. Проводится она как раз на клинических базах под руководством уважаемых специалистов в той же предметной области. Такой период наставничества облегчает вхождение в профессию. К сожалению, этой составляющей в процессе подготовки кадров у нас пока нет. По опыту нашей кафедры, могу сказать, что реально закрепляются в области психологии, связанной со здоровьем, три-пять выпускников в год, иногда – меньше.

– Каких специалистов готовите Вы? В чем особенность Вашего факультета и кафедры?

– Факультет психологии у нас старейший на Южном Урале. Ему уже 19 лет. С точки зрения каких-либо формальных требований Министерства образования наш факультет – самый мощный. Здесь работает диссертационный совет. Есть у нас и свой ВАКовский журнал, у нас работает очень много кандидатов и докторов наук – очень уважаемые специалисты. И наши студенты в своем большинстве соответствуют этому уровню.

Конкретно наша кафедра работает с 2000 года. За это время мы выпустили, наверное, больше трех сотен студентов. Наша кафедра – единственная на всем Урале, которая на 100% укомплектована исключительно преподавателями с учёной степенью по медицинской психологии, защищенных в диссертационных советах Москвы и Санкт-Петербурга.

Система подготовки наших специалистов строится и на базе психиатрических учреждений, и наркологических, и соматических. У нас есть договоры с такими учреждениями здравоохранения, которые занимаются детьми с аномальным развитием. Наши студенты, особенно начиная с 3-го-4-го курсов, достаточно хорошо погружены в мир практики.

Конечно, учиться в области клинической психологии сложнее, чем в обычной психологии, потому что студент должен знать хорошо и обычную психологию, в то же время он должен хорошо понимать психические нарушения.

Наши выпускники работают не только в больницах. Трудятся и в силовых структурах: в МВД, службе исполнения наказаний – и там много проблем, которые сопряжены с оценкой психического здоровья. Также наши выпускники работают в службе управления персоналом в сетевых компаниях, потому что это связано и с сохранением рабочих отношений в коллективе, и с подбором и расстановкой кадров.

– Скажите, а как вообще изменяется интерес к психологии с течением времени?

– Интерес к обучению психологии скорее падает, а интерес к психологии возрастает, причем иногда в искаженной форме. Большую привлекательность приобретают услуги параспециалистов, астрологов, которые имеют достаточно косвенное отношение к собственно психологии. Это и хорошо, и плохо. Каждый человек подыскивает себе того, с кем ему удобно строить свою картину мира.

– Хватает ли профессионалов на рынке, и не перенасыщен ли он в тоже время непрофессионалами?

– Вы знаете, я вспоминаю покойного Виктора Степановича Черномырдина, который сказал: «это не рынок – это ларечная экономика какая-то». За рубежом вхождение в профессиональный рынок психологических услуг не менее жесткое, чем в профессиональный рынок медицинских услуг. У нас же человек, который получил диплом, считает, что этого достаточно, чтобы быть свободным. При этом не факт, что это может быть диплом психолога, это может быть менеджер по управлению персоналом, педагог-психолог.

personal_250.jpgС другой стороны, психологическая деятельность, согласно нашему законодательству, не входит в число лицензируемых видов деятельности и не сертифицируется. Так, с 2016 года любой врач должен быть сертифицирован, должен обязательно иметь аккредитацию. Психологам же это не требуется. Эта система считается самоорганизованной, саморегулирующейся.

У нас сейчас вы можете открыть любое объявление, любой сайт и увидеть, что кто-то проводит обучение. «А сами вы где учились?». «Мы учились у Петрова, Петров – у Сидорова, а Сидоров – у Джонса». Таким образом, мы получаем знания из вторичных, третичных рук, а число интерпретаций нарастает.

Проблема в том, что у нас рынок не регулируется цивилизованными, принятыми во всем мире правилами и нормами, хотя определенные попытки в этом отношении есть. Необходимо, чтобы законодательное закрепление получил треугольник «образовательное учреждение, работодатель, профессиональное сообщество». Ответственность каждый несет свою: работодатель обеспечивает рабочее место, заработную плату; образовательное учреждение готовит работника, профессионалы проверяют, подготовлен ли он для этой деятельности. И все последующие претензии работодателя могут быть отнесены к образовательному или профессиональному сообществу. Это, на мой взгляд, идеальная модель.

– После того, как мы обсудили, какие есть специалисты, в чем их отличие, где и как их готовят, давайте поговорим о том, куда и к кому следует обращаться пациентам?

– Есть очень хорошая мудрая восточная поговорка: «для того, чтобы что-то захотеть, нужно захотеть что-то захотеть». Чтобы обратиться куда-то, нужно, чтобы у человека сформировалось внятное для него убеждение и представление, что ему необходимо обратиться за помощью.

– В каких случаях обращаться надо?

priem_psihologa_300.jpg– Когда человек чувствует изменение своего психологического благополучия и психического здоровья. Прошу заметить, это разные вещи: не всегда психологическое неблагополучие – признак психического нездоровья. Когда человека что-то беспокоит, когда возникают какие-то стойкие мысли, от которых он не может избавиться, как только он замечает, что состояние этого неблагополучия начинает влиять на качество жизни – это уже первый индикатор для того, чтобы обратиться за помощью к специалисту. Иногда могут быть соматические проявления: чувство дискомфорта, учащенное сердцебиение, бессонница.

Второй нюанс связан с уровнем нарушений. Большинство нарушений обратимы при правильном подходе. Если это связано с повседневной деятельностью – это повод для обращения к психологу. Если наблюдается проявление тревоги, депрессия, панические атаки, угнетение настроения, сниженная самооценка – это повод для обращения к клиническим специалистам, это может быть врач психотерапевт или клинический психолог. Психотерапевт, кстати, в отличие от психолога имеет право назначать медикаментозную терапию. Идеальный вариант в таком случае – это сочетанное воздействие медикаментозной терапи и психотерапии, которая может проводиться и психотерапевтом, и клиническим психологом.

Что же касается наших коллег психиатров, среди населения существует определенная необоснованная стигма, что обращение к психиатрам – это уже конец. Ничего подобного. Конечно, у психиатра есть своя специфика деятельности, но если имеется повод обращения к его помощи - это не фатально. Существует целый ряд случаев, когда психиатры могут помочь больше, чем врачи-психотерапевты. Некоторые мамы, к примеру, необоснованно боятся, когда их детям выносится диагноз какого-либо нарушения психологического развития или эмоциональных нарушений детского возраста. И они боятся обращаться к психиатру. Это неправильно. У нас карательной психиатрии нет. Нет же ничего страшного в том, что с простудой, к примеру, мы идем к терапевту, с болью в сердце – к кардиологу. Так что же страшного в том, чтобы обратиться к психиатру, если есть на то основания?

Целая линейка специалистов – психологи, клинические психологи, психиатры, и психотерапевты – это люди, которые в принципе решают одни и те же задачи, но на разных этапах, при разной степени тяжести и в пределах своей компетенции. Идеальный вариант, когда все работают в содружестве. Очень часто в формате оказания психологической помощи существует определенный круг специалистов, которые не стесняются звонить друг другу и консультироваться. Есть специалисты, которые хорошо лечат депрессию, есть те, кто специализируется на устранении панических атак…

Я считаю, что каждый из нас может стать потенциальным пользователем услуг психо-специалистов, и поэтому нам нужно находить своего специалиста, и, желательно, чтобы сделать при этом как можно меньше лишних шагов и потерять как можно меньше времени.
К сожалению, не расширяется сеть официальной психотерапии. Это вопрос кризиса, кадров, приоритетов в самой системе здравоохранения. У нас есть множество медцентров, где принимают врачи-психотерапевты или медицинские психологи. Но не всегда профиль этих учреждений узкий, психологический.

– В таком случае, как выбрать специалиста, и на что при этом обращать внимание?

– Рекомендации других людей– это, пожалуй, самая хорошая реклама. Но не факт, что в твоем окружении есть человек, который уже обращался к такому специалисту и который его может порекомендовать.
Еще нужно учитывать, что иногда при выборе врача или психолога срабатывают чисто человеческие факторы: симпатия-антипатия. Иногда имеет значение и пол врача: некоторые проблемы мужчине легче рассказать врачу-мужчине, а женщине – женщине.

Второй момент – можно получить информацию о специалисте или центре из СМИ. Но у нас существует множество сайтов, которые достаточно активно представляют школы, семинары, тренинги. В данном отношении хочется подчеркнуть, что проблемы психологического профиля лучше не решать на тренингах, а обратиться к специалистам, чтобы не терять время, деньги и собственные силы.

– Чем Вам не нравятся тренинги, личностного роста, например?

trening_250.jpg– Тренинг имеет право на жизнь, но это всего лишь один из психологических инструментов. Мы сталкиваемся иногда с парадоксальными вещами: есть определенное продвижение, и человек после тренинга начинает жить по-другому. Но проходит определенное время, и все возвращается на круги своя. Некоторые люди попадают на такую дорожку, которая ведет к следующему и следующему тренингу. Возникает «затренингованность».

Иногда после тренингов появляются какие-то необратимые изменения в характере человека, и не всегда эти изменения в лучшую сторону. Еще одна проблема в том, что деятельность некоторых стабильно существующих психологических мероприятий имеет признаки секты: закрытость, подверженность влиянию лидера и так далее. В каждом конкретном случае нужно разбираться. Нужно понимать, что тренинг как процесс и инструмент – это одна из самых оптимальных форм освоения психологических знаний и психологической грамотности. Но там, где есть какая-то привязка к лидеру, нужно хотя бы насторожиться.

– Есть мнение, что в традиционное обществе функции психотерапевта выполнял священник, а в современном, наоборот, психотерапевт выполняет функцию священника. Как Вы относитесь к этой точке зрения?

– Вообще, церковь как социальный институт обладает большим психотерапевтическим потенциалом. Для церкви есть определенная система правил, например, не поступай с другим, как бы ты не хотел, чтобы поступили с тобой... Между человеком и его проблемами появляется посредник: кто-то видит его в лице Господа Бога, кто-то – в лице духовника, кто-то – в лице психотерапевта. Принципиальное отличие здесь в том, что человек, пришедший в религию, обычно оттуда не уходит. Психотерапия же направлена на то, чтобы человек научился сам решать свои проблемы.

– В связи с этим вопрос: как не превратить походы к психотерапевты в зависимость, зависимость от совета, от психологической помощи?

– Во-первых, существуют такие формы и подходы, в рамках которых психотерапевт является ведущим, этаким лидером. В результате формируются определенные формы зависимости. В некоторых случаях это неизбежно. Другой вопрос- как специалист будет эксплуатировать эту зависимость. Очень важно и для специалиста, и для потребителя услуг понимать, что эта связка когда-либо должна быть прервана. Должен быть период разрыва, который тоже может быть болезненным.

– Михаил Алексеевич, расскажите нашим читателям напоследок о том, как справляться самим в трудных ситуациях?

– Первое и очень важное в этой ситуации – уметь заглядывать в себя и слушать себя. Есть такая мудрость: «Юпитер, если ты сердишься – значит, ты не прав». Признаков неблагополучия нам организм и психика посылают множество: нарушение сна, чувство тревоги, беспокойства, напряжения. Услышать это и подумать, что что-то не так – это первое и самое важное правило.
Есть множество простых элементарных приемов, которые позволяют сделать доступными для осмысления эти переживания. Это черный и белый листочек с «плюсами « и «минусами», к примеру.

Но, так или иначе, сначала надо принять наличие напряжения, осознать неблагополучие, а потом уже попытаться назвать это и его причины своими именами, как бы горько признать это ни было. Далее уже нужно принимать решение. Как правило, маленькие проблемы могут быть решены самим человеком, но, если у него не получается с ними справиться, лучше обратиться к специалисту.

– Благодарим Вас за ценные советы и увлекательную беседу!

Марина Гринько, специально для Меd74.RU/psy

Комментарии

1Ирина
Здравствуйте! Подскажите, что со мной происходит! Я 9 месяцев назад родила сына, желанный ребёнок я его очень сильно люблю, и у меня развился страх что я могу его потерять, ну что он умрет, и не знаю уже что с этим делать, страх за него вроде прошёл, теперь я не могу уйти от этой мысли, она постоянно всплывает, и происходит как травля меня самой!!! Что мне с этим делать я не знаю!!! Не могу ни о чем думать кроме этого, уже думаю сдохни страх, а страх по сыну, и что сдохни сын!!! Вот так и происходит, уже гоню эти мысли, а сама не могу и вроде принять их пытаюсь, а они все равно возвращаются!!! Что мне делать!!! Это лечится?

Оставьте свой комментарий:


Повторите указанный код
Ваше сообщение
ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА
Забыли пароль?