Закрыть
Логин
Пароль
Забыли пароль?
Закрыть
Фамилия *
Имя *
Отчество  
Пол  
Дата рождения   дд.мм.гггг
Email *
Пароль *
Повтор пароля *
Индекс  
Адрес  
Телефон  
Дополнительная информация о себе
* Поля обязательные для заполнения

Med74.RU обязуется хранить всю предоставленную информацию конфиденциально и не разглашать ее третьим лицам. После регистрации в качестве пользователя, в любое время Вы сможете получить единую дисконтную карту Med74.RU, дающую право на получение скидок в лечебных учреждениях Челябинска. Для этого достаточно будет пройти по ссылке "Получить дисконтную карту" в блоке регистрации/авторизации.
На главную Контакты Карта сайта
Med74.RU в цифрах
Ежедневная 4000-ая аудитория уникальных посетителей и 14 лет продуктивной работы.
более 7000 просмотров страниц портала ежедневно
29872 отзыва пациента
452 частных клиник, стоматологий и центров
168 больниц, поликлиник, диспансеров
6035 личных страниц врачей
1596 статейных публикаций и интервью
16714 консультаций врачей
27 участников дисконтной сети Med74.RU (7934 пациента получили скидочные карты по заявкам с нашего сайта)
  по данным на 01.05.2019

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».

02.05.2012

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».Кандидат медицинских наук, акушер-гинеколог, врач ультразвуковой диагностики высшей категории, ассистент кафедры акушерства и гинекологии ФП и ДПО ЧелГМА Александр Юрьевич Блинов - один из нескольких (числом менее 10) российских специалистов, имеющих международный сертификат «The Fetal Medicine Foundation», подтверждаемый ежегодно в течение многих лет, включая аудит распределения измерений ТВП (толщина «воротникового пространства»). По мнению Блинова, если врач перестает заниматься самообразованием и повышением квалификации, он не может претендовать на звание врача.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».-Александр Юрьевич, расскажите, что из себя представляет эта организация - «The Fetal Medicine Foundation», сокращенно FMF - Институт медицины плода?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- На сегодняшний день это самая авторитетная международная некоммерческая организация, которая объединяет практически все страны. Количество только официально зарегистрированных врачей вплотную приблизилось к цифре 42 000! Одно из основных направлений деятельности FMF - обучение и сертификация врачей. Кроме того, Институт медицины плода проводит аудит - постоянный контроль за профессиональными навыками специалистов, имеющих сертификат этой организации. Переаттестацию, которую российские врачи проходят раз в пять лет, обладатели сертификатов «The Fetal Medicine Foundation» проходят раз в год, причем, все на равных условиях, как начинающие специалисты, так и профессора, поскольку этот процесс происходит дистанционно и обезличенно.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- В чем состоит испытание? Как это происходит?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Когда врач, желающий получить сертификат FMF по тому или иному виду деятельности впервые приступает к аттестации, он сначала прослушивает теоретический курс, а затем сдает теоретический экзамен. В том случае, если экзамен успешно сдан, ему предоставляется возможность отправить свои эхограммы по данному разделу для оценки профессиональных навыков. При последующих переаттестациях вначале производится промежуточный контроль как на нормальных, так и на "патологических" изображениях. Если этот этап пройден успешно, осуществляется отправка собственных эхограмм. Но и это еще не все. Поскольку обладатели сертификата имеют право бесплатно пользоваться специализированным программным обеспечением FMF, которое позволяет максимально точно на сегодняшний день рассчитать риск наличия того или иного осложнения у будущего плода, при прохождении аудита нужно отправлять в FMF файл, подготовленный с помощью этой программы. По информации, содержащейся в нем, четко видно, как врач работал в течение всего года, насколько высок его профессиональный уровень. Здесь слукавить не получится.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».-Система оценки балльная или зачет-незачет?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».-Скорее, зачет-незачет. Или тебе говорят, что все хорошо, или не подтверждают твой сертификат.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Много ваших коллег имеют такой сертификат?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Данная информация, к счастью, не находится под грифом «секретно». Любой человек может без всякого пароля зайти на сайт «The Fetal Medicine Foundation» (http://www.fetalmedicine.com/fmf/), выбрать Российскую Федерацию и увидеть фамилии всех врачей: тех, кто только зарегистрировался на сайте, тех, кто сдал теоретический экзамен, практический экзамен и тех, кто неоднократно прошел аудит. Врачей, которые сдали аудит распределения измерения ТВП неоднократно, на сегодняшний день в стране лишь 8 человек.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Это так трудно?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- С одной стороны - действительно, сложно. Для этого врач должен в течение всего года у каждой пациентки строго выполнять все методологические принципы оценки того или иного параметра! Порой это бывает крайне сложно. Но, на мой взгляд, в большей степени это просто лень. Я убежден: врач не может претендовать на звание врача, если он постоянно не занимается самообразованием.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Александр Юрьевич, чем отличаются понятия «пренатальная диагностика» и «медицина плода»?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Медицина плода - это не только диагностика, но и ряд возможностей тем или иным образом корректировать выявленные отклонения от нормального развития плода. Возможностей пока не так много. Это направление - медицина плода, является одним из наиболее интенсивно развивающихся. Его развитие очень тесно связано с научно-техническим прогрессом. Появляется новое оборудование, разрабатываются новые методики, новые технологии, которые позволят нам чуть больше заглянуть вглубь и попытаться понять, что же там происходит, а, поняв, попытаться скорригировать.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- В чем больше удается добиться успехов - в распознавании, в определении этих отклонений, или в их излечении?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Пока, к сожалению, больше в распознавании. Мы стараемся выявлять как можно больше возможных отклонений, и сделать это как можно раньше.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- И как это удается?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- В последнее десятилетие наметилась четкая тенденция - максимально глубокое обследование должно проводиться именно в первом триместре беременности, то есть, до 14 недель. Именно в это время пытаются выявить максимальное количество возможных изменений, которые могут привести к негативным последствиям. Хотя обследования, проводимые в 20-22 недели, и после 30 недель своей значимости не утратили. Они так же важны, как и первый скрининг.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Отклонение найдено. Что дальше?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Раньше у нас было так: если выявляем какое-то неблагополучие, сразу же ставился вопрос о прерывании беременности. Сейчас ситуация изменилась. Пациентку направляют на так называемый перинатальный консилиум. Задача данной структуры - максимально подробно и доступно объяснить супружеской паре суть выявленного у их будущего ребенка неблагополучия и рассказать о всех возможных вариантах выхода из создавшейся ситуации. К примеру, с открытием в Челябинске Федерального кардиоцентра при выявлении у плода порока сердца будущую маму консультируют кардиохирурги, и во многих случаях беременность пролонгируется, а вскоре после родов малышу делают операцию на сердце. Есть уже несколько случаев успешных операций.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Кто принимает окончательное решение - прерывать или продолжать беременность?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Решение всегда остается за семьей! Но, как я уже сказал ранее, семье нужно правильно и максимально подробно объяснить ситуацию. От того, насколько грамотно и профессионально врачи преподнесут эту информацию, будет зависеть, какое решение примет семья. Существуют состояния, которые современная медицина научилась корригировать в совершенстве, а бывают такие, когда вероятность благоприятного исхода весьма невелика.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».
Эхограмма показывающая толщину воротникового пространства плода (ТВП) 

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Какие же тонкости существуют в вашей работе? Картинка на мониторе - она и есть картинка. Ее что можно прочесть по-разному? Вы владеете какой-то новой методикой?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Методик новых нет. Весь вопрос в том, как каждый конкретный человек воспринимает ультразвуковое изображение. Возможно, это где-то сродни живописи. Спросите у десяти людей, что они видят, глядя на «Черный квадрат» Малевича? Если взять десять разных специалистов и предложить им посмотреть на одну и ту же эхограмму, все увидят одно и то же, но каждый - по-своему, по-разному. Все зависит от особенностей восприятия человеком весьма специфической черно-белой ультразвуковой картины.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Нужен опыт?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Без опыта работы нельзя. Как минимум, должен быть опыт работы акушером-гинекологом, опыт работы врачом УЗИ- диагностики. У нас принцип обучения: знать - уметь, а должен быть уметь - знать. Все, что касается ультразвука в медицине плода, - очень тонкое дело. Самое важное здесь - именно накопление профессионализма. По этому направлению движется все, что связано с учебой и повышением квалификации в ультразвуке. В идеале должно быть так: сначала врач занимается теорией, потом практикуется на тренажерах, одних и других, потом - работает с пациентами, но под пристальным контролем эксперта. И только потом его профессиональный навык достигнет того уровня, когда можно самостоятельно работать с пациентом. А что происходит у нас сейчас? Вчерашний студент, интерн, уже работает с живым человеком. Кстати, именно по этой причине у нас в стране стали создавать так называемые «симуляционные» центры при факультетах повышения квалификации. Главная цель создания таких центров как раз и состоит в выработке и совершенствовании профессиональных навыков врачей той или иной специальности. Такой центр создан и при нашей медицинской академии. И конечно, не надо забывать про сам ультразвуковой прибор. Современный сканер - чрезвычайно сложный инструмент. Для того, чтобы он работал правильно, требуется его «тонкая» настройка - дело сложное и кропотливое. В противном случае мы получим «звучание ненастроенного пианино».

 Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика». Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».  Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика». Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика». 
Поведенческие реакции плода (эхограммы, сделанные в течении нескольких последовательных секунд)  

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Бывают ли ситуации, когда вы своим пациенткам рекомендуете другие методы исследования? Если да, то какие? Магнитно-резонансную томографию?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Сначала скажу следующее. Когда производится ультразвуковое исследование, параллельно решается две задачи. Первая - это диагностика. На том уровне, на котором это возможно на сегодняшний день, мы пытаемся определить, что неправильно сформировалось - диагностируем врожденные пороки развития. Вторая задача - скрининг. Скриннинг - это не диагностика. Из всей совокупности пациентов, которых мы обследуем, на основании целого ряда ультразвуковых маркеров пытаемся выделить те случаи, в которых вероятность наличия наследственного заболевания выше, чем у всех. Среднестатистический риск синдрома Дауна составляет 1 : 700 - 1 : 800. То есть, на каждые 700-800 родов, если бы никто ничего не делал, рождался бы один ребенок с таким синдромом. Но у всех риск намного меньше - 1:1000 и менее. Чтобы выделить группу пациенток с высоким риском и проводится ультразвуковой скрининг.
Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».Теперь о магнитно-резонансной томографии. МРТ сейчас достаточно широко применяется при обследовании плода во многих странах мира. В Челябинской областной больнице имеется установка, позволяющая проводить такие обследования. Но, как всегда, встает вопрос о кадрах. Обучение специалистов использованию МРТ в данном приложении проводится только за рубежом в единичных центрах. Как вы думаете - пошлют наших врачей на месяц-два для обучения за рубеж? А в целом в мире эта методика используется широко. Прошел уже шестой или седьмой всемирный конгресс по МРТ плода.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Как вы отнесетесь к тому, что ваша пациентка, пройдя обследование у вас, обратится еще к другому доктору, за другим мнением?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Нормально. В этом нет ничего плохого. В сложных случаях мы сами направляем пациенток к коллегам. А при необходимости, учитывая современные возможности коммуникации, консультируем случаи со специалистами из других городов России, с американскими и английскими профессорами. Так принято во всем мире. И это единственно верный путь. ВСЁ знать не может никто! К тому же - не ошибается только тот, кто ничего в этой жизни не делает. Чем больше человек работает, тем, к сожалению, выше вероятность допустить ту или иную оплошность, особенно в тех условиях, в которых работают у нас врачи в больницах, принимая по 50-60 человек в день. Это огромная физическая и эмоциональная нагрузка.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Как медицина продвигается в том, чтобы уметь излечивать обнаруженные патологии и отклонения?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Все манипуляции связаны с проникновением в полость матки. К сожалению, пока только таким образом можно лечить плод. Эти манипуляции называются инвазивными процедурами, для них нужно эксклюзивное оборудование. Потребность в таком оборудовании не так велика, и, естественно, в промышленных масштабах оно не выпускается. В Челябинске есть областной перинатальный центр, где освоили целый ряд инвазивных лечебных процедур, направленных на стабилизацию состояния плода. К примеру, когда имеется несовместимость по резус-фактору, единственным реальным мероприятием является внутриутробное переливание крови. Эта операция с успехом проводится в ОПЦ уже в течение нескольких лет. Есть другие виды помощи. Все упирается в оборудование. Оно эксклюзивное, очень дорогостоящее. В Европе есть один-два центра, где проводятся такие лечебные манипуляции, и этого хватает - у них хорошо развита кооперация. У нас бы хватило одного центра на федеральный округ - по принципу уже существующих высокотехнологичных медицинских центров.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Александр Юрьевич, какие женщины сейчас рожают? Молодые? Более зрелые?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Решаются самые разные. Некоторое время назад - может, три, может, пять лет - был такой период, когда рожали в основном женщины от 25-26 лет и более, а сейчас идет очень много молодых: 89-й, 90-й, 91-й год рождения. Практически каждую неделю приходят пациентки и в 38, и в 40, и в 41 год. Есть среди них и первородящие.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- А вы можете сказать, что у тех, кто ближе к 40, патологий плода больше?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Вероятность возникновения отклонений в формировании и развитии плода в этой возрастной группе выше. С другой стороны - по статистике, 70% детей с синдромом Дауна рожают молодые, и только 30% - те, кому за 35.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- То есть, вы совершенно спокойно относитесь к тому, что женщина рожает впервые в 40 лет? Отговаривать не станете?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Нет, конечно. Просто, учитывая сказанное выше, порекомендую пациентке около 40 лет провести обследования в максимально возможном на сегодняшний день объеме. Если результаты будут хорошие, она сможет родить нормального, здорового ребенка.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Наблюдаясь не в платном медицинском центре, а в обычной муниципальной больнице, может женщина выносить и родить здорового ребенка?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Конечно, может. В каждом учреждении, где есть служба родовспоможения, работают очень хорошие, грамотные, квалифицированные врачи. Более того, за прошлый-позапрошлый год по программе модернизации здравоохранения больницы получили самое современное оборудование. В том числе - ультразвуковые приборы высокого и экспертного класса, да не по одному. Только в Областном перинатальном центре, если я не ошибаюсь, 8 приборов экспертного класса, что позволяет каждой беременной женщине Челябинской области проходить бесплатные высокоинформативные обследования.
Так что никаких препятствий я здесь не вижу.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Что составляет сегодня предмет вашего научного интереса?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- На сегодня самая большая проблема - кадры. Об этом много говорит и пишет министр здравоохранения Татьяна Голикова. В рамках своих возможностей мы пытаемся делать определенные шаги в плане оптимизации вопросов обучения, в плане разработки алгоритмов, которые позволяют лучше, быстрее, качественнее учить врачей, способствовать повышению их профессиональных навыков.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Ваши ученики - это ваши коллеги, бывают и равные по возрасту. Вы у них чему-то учитесь?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Безусловно. Когда общаешься с докторами, всегда можно услышать что-то такое, чего ты еще не знал. Я абсолютно уверен, что надо много общаться с коллегами. Хотя бы раз в полгода врач обязательно должен куда-то ездить. Если он год-два никуда не выезжал - все, начинает вариться в собственном соку. А это - тупик.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Александр Юрьевич, почему вы выбрали именно эту врачебную специальность?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- С техникой я всегда дружил. Мои родители - оба представители технических специальностей. Когда только-только появился ультразвук, мне стало интересно. Особенно хорошо довелось изучить оборудование фирмы «Тошиба», в связи с чем компания периодически привлекает меня для обучения других врачей. В таких командировках я постепенно объездил всю страну - от Благовещенска до Санкт-Петербурга.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».-А почему акушерство и гинекология?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Женщин люблю.

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Замечательный ответ, принимается! А еще почему?

Александр Блинов: «Во всех странах это называется «Медицина плода», а в нашей стране до сих пор - «пренатальная диагностика».- Очень многое зависит от преподавателя. В этом мне повезло. Профессорско-преподавательский состав кафедры акушерства и гинекологии мединститута того времени, когда я учился, был просто великолепен. Три года учебы у этих замечательных педагогов, видимо, не прошли даром - я выбрал акушерство. Потом пришлось выбирать между акушерством и ультразвуковой диагностикой. Выбрал УЗИ - ведь нельзя объять необъятное. В сутках всего 24 часа, и с каждым годом понимаешь, что времени все меньше, а сделать хочется все больше.

Галина Сергеева, специально для Med74.RU

Комментарии:

[1-20] [21-21]


здравствуйте. я из уфы. поставили диагноз правый аберрантный подключичный сосуд у плода. срок 22 недели. порекомендовали ВАС. как к вам можно попасть?


Оставьте свой комментарий или задайте вопрос:

Имя
Email
Повторите, пожалуйста, указанный код
Ваше сообщение

 
Закрыть
Закрыть
ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА
Закрыть